История


Златоустовская оружейная фабрика.

 

В XVIII — начале XX в. производством холодного оружия в России занимались пять крупных государственных предприятий: Петровский завод в Олонецкой губернии — в 1705-1724 гг., Туль­ский оружейный завод — с 1712 г., Сестрорецкий оружейный за­вод — с 1721 г., Ижевский оружейный завод — с 1807 г. и Златоустовская оружейная фабрика — с 1817 г.

Петровский завод производил, в основном, солдатские шпаги с железными эфесами, а также офицерские шпаги и палаши и в небольшом количестве украшенное оружие. В 1720-х гг. из-за истощения железных руд Пет­ровский завод прекратил свое существование, а его мастера-ору­жейники были переведены, в основном, на Сестрорецкий завод, вступивший в строй в 1721 г. Сестрорецкий завод выпускал хо­лодное оружие в незначительном количестве, в основном, по спе­циальным заказам, и занимался также ремонтом оружия.

Еще в конце XVII в. основное оружейное производство России сконцентрировалось в Туле, в казенной слободе. К 1730-м гг. Туль­ский государственный оружейный завод, построенный в 1712 г., стал основной производственной базой огнестрельного и холодного оружия русской армии и флота.

Во время ведения боевых действий, при формировании новых полков и перевооружении потребности в холодном оружии удов­летворялись также поставками с Сестрорецкого завода и за счет импорта. Холодное оружие ввозилось в Россию вплоть до начала XX в., в отдельные годы, в довольно больших количествах. В XIX в. ввозились, в основном, клинки.

В начале XIX в. холодное оружие для армии и флота продолжа­ли производить Тульский и Сестрорецкий оружейные заводы. Тульский завод выпускал все виды холодного оружия, а Сестро­рецкий — только тесаки и пики. Согласно официальным отчетам, после 1844 г. Сестрорецкий завод не производил клинковое оружие.

В 1807 г. приступил к производству холодного оружия Ижев­ский оружейный завод. Однако он выпускал холодное оружие в небольших количествах, так как основным его назначением было производство ружей и пистолетов.

В начале XIX в. с целью увеличения количества производимого ручного огнестрельного оружия и повышения его качества было решено разгрузить Тульский, Сестрорецкий и Ижевский оружей­ные заводы от выработки холодного оружия, построив для этого специальную фабрику при Златоустовском чугунолитейном заводе на Урале. Проект был разработан в 1811 г., однако война с Наполе­оном помешала его осуществлению и Златоустовская фабрика хо­лодного оружия была построена и пущена в ход только в 1816— 1817гг.

Основной причиной строительства оружейной фабрики именно в Златоусте было наличие хорошей металлургической базы, како­вой являлся Златоустовский чугунолитейный и железоделатель­ный завод, основанный еще в 1754 г. При этом качество продукции было достаточно высоким, а стоимость, благодаря использованию крепостного труда, низкой. Все это должно было обеспечить будущей фабрике массовый выпуск дешевого холодного оружия, а густая сеть окре­стных судоходных рек — удобство его транспортировки в цент­ральные районы России.

Фабрика должна была изготавливать все виды холодного ору­жия, состоявшего на вооружении, а также выполнять специальные заказы на изготовление украшенного оружия.

   Сосредоточить производство холодного оружия в одном месте — на Златоустовской фабрике — практичес­ки так и не удалось. За первые 5 лет фабрика изготовила примерно третью часть дававшегося ей заказа.

Но уже в конце 20-х гг. ХIХ в. было изготовлено: Тульским, Сестрорецким и Ижевским заводами — 123514 единиц холодного оружия, а Злато­устовской фабрикой — 524353 единицы холодного оружия или 76 % всего производства.

Во второй половине XIX в. Златоустовская фабрика почти полностью удовлетворяла потребности армии и флота в строевом оружии для нижних чинов. Офицеры заказывали личное холод­ное оружие частным образом на златоустовской фабрике. Доля частных заказов в продукции Златоустов­ской фабрики была довольно значительной (в отдельные годы могла достигать 85-86%). Сюда же входи­ло и оружие, продававшееся непосредственно при фабрике, правда его численность была незначительной.

В первые годы существования фабрики единственным цехом, который успешно справлялся с выполнением поступающих зака­зов, был цех украшенного оружия. Количество заказов на такое оружие было особенно велико в 1820-е гг. в связи с празднованием юбилеев Отечественной войны 1812 г. Выпуск украшенного ору­жия достигал двух с половиной тысяч штук в год. В последующие годы в связи с окончанием массовых юбилейных вручений оружия генералам и офицерам правительственные заказы на украшенное оружие резко сократились, и в 1834 г. цех украшенного оружия был закрыт. Мастера-художники были переведены на рисовку клейм на обухах клинков.

В этот период горным начальником златоустовских заводов и директором оружейной фабрики был назначен П. П. Аносов (1799-1851 гг.), выдающийся инженер, много сделавший для развития и совершенствования стального производства на Урале. Несколько лет он работал над разгадкой тайн восточного булата. Его исследования и многочисленные опыты увенчались успехом и не могли не обратить на себя внимание,  холодное оружие, откованное из аносовского булата и обуховской литой стали, во многом способство­вали тому, что, начиная со второй половины 1850-х гг. на Златоустовскую фабрику стало поступать постоянно растущее количе­ство заказов на украшенное оружие от отдельных полков, офицеров и генералов, промышленников, купцов, других част­ных лиц. Сначала заказы выполнялись отдельными мастерами, а затем на фабрике был вновь открыт цех украшенного оружия.

В 1854 году управителем Златоустовской оружейной фабрики стано­вится известный инженер и ученый-металлург Павел Матвеевич Обухов (1820—1896), который продолжил дело П. П.Аносова.

П. М. Обухов создал пять сортов литой стали, которая окончательно вытеснила с фабрики дорогостоящую английскую сталь, уступавшую по качеству обуховской. Литая обуховская сталь наряду с литым булатом П. П. Аносова стала широко применяться на Златоустовской оружейной фабрике для изготовления холодного оружия.

Постоянно совершенствовался на фабрике и процесс массового производства строевого холодного оружия. С 1850-х гг. оружие стало изготавливаться из литой стали. В 1880-х гг. прежде практи­ковавшаяся ковка клинков была заменена прокаткой их в специ­альных валках. Для улучшения боевых качеств холодного оружия в конце XIX — начале XX в. стали применяться специальные свин­цовые ванны для закалки клинков, штамповка медного и латунно­го прибора к холодному оружию.  Тигельная сталь стала заменяться мартеновской.

Во второй половине XIX века количество заказов на изготовление украшенного холодного оружия значительно возрастает. На фабрику стали обращаться отдельные полки, офицеры любого ранга, промышленники, чиновники, различные организации и частные лица, имев­шие возможность заплатить за продукцию.

С первых же лет работы фабрики она прославилась своими мастерами.

Несмотря на то, что в России в те годы было немало замеча­тельных мастеров клинкового дела, и имелся значительный опыт изготовления холодного оружия, в Златоуст были приглашены оружейники из Золингена и Клингенталя. Согласно контракту, заключенному с русским правительством, немецкие мастера долж­ны были организовать производство по образцу золингенских фаб­рик и обучить искусству изготовления оружия русских мастеро­вых.

В 1815 году вместе с другими приглашенными иностранными мастерами в Златоуст прибыл известный золингенский мастер по украшению клинков Вильгельм Николай Шаф с тремя сыновьями: Людвигом, Иоганном и Фридрихом.

Уже первые работы, выполненные русскими учениками, не уступали своим учителям, которые были в большей степени ремесленниками, в совершенстве владевшими приема­ми вытравки и золочения. Будучи учениками Шафов, молодые русские граверы в то же время изучали традиции русских художников-ору­жейников по образцам тульских изделий, хранившихся в арсенале, и по­стоянно знакомились с новейшей по тем временам литературой по истории, мифологии и прикладному искусству через выписываемые библио­текой оружейной фабрики иллюстрированные издания.

Шафы обучали своих подопечных таким приемам художественной обработки стали, как гравирование, вытравка и золочение «через огонь».

Свои рисунки золингенские мастера сначала наносили иглой на плос­кость клинка, предварительно загрунтованную киноварью. Затем клинок опускался в кислоту, которая вытравливала рисунки, оставляя нетро­нутым фон, закрытый грунтовкой. После очистки фона рисунок золо­тился.

За короткий срок (всего три месяца) русские ученики не только овладели шафовскими методами нанесения рисунка на металл, но стали это делать по-своему. В отличие от Шафов они тонкими кистями рисо­вали киноварью на плоскости клинка. В этом случае после вытравливания фона рисунок, закрытый киноварью и не подвергшийся воздействию кисло­ты, становился рельефным и сохранял свой прежний блеск полированной стали, в то время как фон приобретал матовый оттенок.

Что касается позолоты клинков, то интересным представляется описа­ние этого процесса, сделанное П. Свиньиным и опубликованное им в «Оте­чественных записках» в 1826 году: «Ежели нужно золотить их, то рисуют опять по ним лазурью, высушив краску, покрывают их амальгамою, состоящей из 1/10 золота и 9/10 ртути, смочив перед тем клинок составом, со­держимым в тайне, без которого золото не пристает к стали.

Тогда кладут клинок на уголья: ртуть улетает, а золото остается на стали, кроме мест, покрытых краскою».

Этот процесс так называемого золочения «через огонь» был очень вредным для исполнителя из-за постоянного воздействия на его организм ртутных паров.

В своей работе златоустовские мастера применяли различные виды позолоты: плоскую, возвышенную и высокую. Плоская позолота получа­лась в том случае, когда рисунок на клинке гравировался иглой и сверху золотился по контуру. Возвышенная позолота требовала вытравки фона, тогда рисунок возникал золоченым рельефом. Для высокой необходимо было еще сильнее углубить фон и гуще наложить позолоту, что создавало впечатление высокого рельефа.

Вскоре русские мастера активно включились в производственный процесс, лишив тем самым Шафов монопольного положения на Златоустовской оружейной фабрике. С этого момента украшенное оружие, в основном, изготовлялось русскими масте­рами.

В Россию Шафы привезли свою, выработанную в Золингене манеру украшения клинков, которой была свойственна композиционная разоб­щенность изображаемого. На голоменях клинка гравировались отдельные, по смыслу не связанные между собой рисунки. Если и были попытки объединить их на плоскости клинка, то делалось это чисто механически, с помощью декоративной рамки.

Русские художники очень скоро создали свое направление в украше­нии оружия, для  которого  были  характерны  смысловая  композицион­ная выразительность и органическая связь рисунков с плоскостью клинка. Художники Златоуста прибегали к различным приемам, которые способствовали выражению воинской силы и славы, могущества  и  непобедимости  русского народа  в борьбе с  иноземными захватчиками. Они   рисовали   стройные   композиции из отечественного оружия, доспехов, прославленных в боях знамен и штан­дартов, воинских головных уборов и музыкальных инструментов. Иногда композиции дополнялись изображениями герба России и цар­ских вензелей, различной формы орнаментированных щитов и многоуголь­ников. Такие рисунки, вписанные в клинковую плоскость по вер­тикали, подчеркивали ее долевую протяженность.  Но они могли иметь и горизонтальное расположение на голоменях клинка. Тогда слит­ность  с  клинковой   поверхностью  достигалась  горизонтальной   вытянутостью композиции, в построении которой всегда определялся центр (будь то вензель, герб или щит), от которого вразлет вправо и влево, снизу вверх устремлялись изображения знамен и штандартов, копий и сабель, лавровых  и  пальмовых  ветвей.   Такой  способ  построения   композиции создавал впечатление негасимости движения, торжественного победонос­ного взлета, прославляющего и оружие, и героя, обладающего им. В этом и другом случаях очевидно стремление художников строить свои композиции по форме классического треугольника, вершина которого при горизонтальном ее построении угадывается за плоскостью клинка. Вензеля,  мечи,  скипетры олицетворяли силу и власть, ветви дуба и лавра — символы мужества и славы.

Не­редко художники в украшение клинков включали надписи, которые, неся смысловую нагрузку, одновременно, благодаря своему причудливому на­чертанию, являлись декоративным элементом.

Золочение, применяемое при этом, то сверкающее полировкой, то ма­товое, с большим чувством меры сочеталось художниками с холодноватым  воронением  различных  оттенков,  начиная  с  синего,  фиолетового, кончая черным бархатистым.

 Наиболее важной и интересной стороной в развитии самобытного стиля златоустовской гравюры была тематическая направленность в укра­шении холодного оружия. Родоначальником ее был И. Н. Бушуев -  ученик Шафов. Сюжеты для своих рисунков он,  как и многие художники  России того времени, часто черпал из греческой истории и мифологии, созда­вая композиции из арматур и геральдики, включая в них аллегорические образы, изображения греческих богов и античных воинов. Однако наиболее важным в его творчестве было создание миниатюр на темы русской истории. Именно Бушуев впервые на Златоустовской оружейной фабрике стал украшать оружие многофигурными батальными сценами, композиционно решал их в широком панорамном плане.

Прямым последователем и продолжателем самобытного бушуевского искусства украшения холодного оружия был другой замечательный художник, талантливый мастер Златоустовской оружейной фабрики Иван Петрович Бояршинов (1804—1848).

Творческий почерк Бояршинова складывался под непосред­ственным влиянием Бушуева. В первые годы работы классицизм был основной его стилевой базой. Следует отметить, что в отличие от Бушуева, любившего рисовать батальные сцены, Бояршинов увлекался изображениями сцен охоты в Уральских горах, которыми украшал охотничьи ножи и кинжалы.

Бояршинов одним из первых на Златоустовской оружейной фабрике увлекся восточными мотивами в украшении клинков. На сабле, выпол­ненной им в 1830 году, он изобразил фигуры турецких воинов с бунчуком и пикой в руках. Голомени ее орнаментированы шести­конечными звездами, фигурными рамками в виде стилизованных дра­пировок под шатер (элемент восточного декора); с другой стороны, в эти же рамки помещены типичные элементы античного декора.

Со временем над четкими композициями Бояршинова начинает доминировать орнамент. Если раньше художник использовал его в качестве рамки, обрамлявшей изображаемые на клинках арматуры и батальные сцены, то теперь этот орнамент превращается в основной мотив украшения.

 

Применение в изготовлении клинков Златоустовской оружейной фабри­кой знаменитого булата П. П. Аносова и обуховской стали, высокая художественность в их украшении прославили златоустовское украшенное оружие не только в России, но и далеко за ее пределами.

В последнюю треть XIX века, просматривается возврат художников Златоуста к созданию тонких орнаментальных плетений на клинках, к использованию сочетаний золочения с серебре­нием, как это представлено на шашке «Золотое оружие». «Золотым оружием» награждались офицеры за воинские под­виги. Эфес такого оружия выполнялся из золоченой меди (редко из чистого золота). На дужке эфеса гравировалась надпись: «За храбрость».

Интересно трансформируется правописание надписей на клинках. Наряду с каллиграфической прописью, продолжавшей бытовать с момен­та возникновения Златоустовской оружейной фабрики, во второй поло­вине XIX века появляется древнеславянская пропись, а в некоторых случаях художники обращаются к славянской вязи. Орнамент геометри­ческий или растительный, а чаще комбинированный, заполнявший поверх­ность клинка или обуха, разрывался одним или несколькими окнами, в ко­торых художники размещали надписи и изображения.

Во второй половине XIX века на Златоустовской фабрике вместо ртутного золочения «через огонь» вводится гальванический способ золочения и серебрения. Он ускорял процесс работы, удешевлял его, давал экономию драгоценных металлов; но, с другой стороны, он же стушевывал индивидуальность художественного почерка мастера, которая все больше уступала место стандартизации.

Значительное место в украшении клинков стали занимать композиции, в которых ведущая роль принадлежала тексту. Причем сама надпись, как правило, четкая по содержанию, одновременно служила и декором.

В 80—90-е годы в орнаментальное украшение клинков художники, наряду с традиционным декором, вводят реа­листические изображения отечественных цветов, плодов и трав: это полевые колокольчики и ромашки, колосья и пятилепестковые цветы, зубчатые листья, иногда изображенные даже с прожилками. Возрождаются сюжетные изображения на клинках. Художники вновь обращаются к тематической миниатюре как элементу украшения холодного оружия. Особенно искусно, с большой фантазией, украшались клинки и ножны охотничьих ножей и кинжалов. На них можно увидеть лесные пейзажи с обитаемыми там животными, охотников с собаками, озера с дичью и домиками рыбаков.

Замечательное искусство мастеров Златоустовской оружейной фабрики, на протяжении всего XIX века оставалось на большой высоте, а изделия, производимые на фабрике, как по художественной ценности, так и по (технике их исполнения считались непревзойденными не только в России, но и в старейших оружейных центрах Западной Европы.

Художественные творения златоустовских мастеров прошлого века рождают у русских людей чувство законной гордости за свой народ, взрастивший такие яркие таланты, за нашу отечественную культуру, достигшую в те далекие и тяжелые времена высокого уровня. До сего вре­мени их совершенство, красота и неповторимость доставляют людям ра­дость и вызывают восхищение, воспитывают высокие патриотические чувства и любовь к нашей прекрасной Родине.

Златоустовские мастера-оружейники нашего времени свято хранят и приумножают традиции своих далеких предшественников. В лучших своих произведениях мастера Златоустовской гравюры на стали обращаются к темам высокого патриотического звучания, в которых ярко и образно прославляют ратные и трудовые подвиги русского народа.